Размер шрифта:
А
А
А
Цветовая схема:
М
М
Шрифт:
A
A
Интервал:
0
0.5
1
1.5
Обычная версия

Заместитель министра РФ по делам Северного Кавказа Андрей Резников: «Законодательство, разрабатываемое сегодня для Кавказских Минеральных Вод, — это матрица успешного развития региона»

Обзор СМИ Вестник Северный Кавказ 14 Июля 2015 755
И в самом регионе, и за его пределами на этот документ возлагают большие надежды: он подразумевает применение комплексного подхода к развитию территории, обладающей уникальным природно-ресурсным, социально-экономическим и научно-исследовательским потенциалом. По прогнозу Андрея Резникова, через десять лет в КМВ вырастут новые санатории и гостиницы, будет работать передовая университетская клиника, действовать современное фармацевтическое и косметическое производство.

И в самом регионе, и за его пределами на этот документ возлагают большие надежды: он подразумевает применение комплексного подхода к развитию территории, обладающей уникальным природно-ресурсным, социально-экономическим и научно-исследовательским потенциалом. По прогнозу Андрея Резникова, через десять лет в КМВ вырастут новые санатории и гостиницы, будет работать передовая университетская клиника, действовать современное фармацевтическое и косметическое производство.

Создание качественной правовой базы

—Андрей Владимирович, эксперты сходятся во мнении о том, что развитие Кавказских Минеральных Вод сегодня сдерживается целым рядом проблем: социальных, экологических, природоохранных, инфраструктурных, правовых. Какая из них, на ваш взгляд, стержневая?

— В первую очередь, при рассмотрении перспектив развития Кавминвод надо учитывать уникальность этого региона. Ему нет равных не только в России, но и в мире. На относительно небольшой территории компактно сосредоточены месторождения разнообразных видов и типов минеральных вод. К тому же, КМВ славятся своеобразным целебным климатом. Поэтому реализация всех проектов должна вестись с учетом сохранения, а по некоторым направлениям и восстановления уникальной экосистемы и природы региона.

Вы правы: перечень проблем, которые нам предстоит решить, — немалый, и порой приходится слышать радикальные варианты их решения в стиле «сравнять с землей и отстроить заново». Однако мы упускаем из виду, что, например, социальные проблемы — это следствие многолетнего отсутствия единой государственной политики в отношении Кавминвод, экологические и природоохранные (в частности, строительство объектов в запрещенных зонах) — следствие несовершенства нормативно-правовой базы, регулирующей природоохранную и курортную деятельность в регионе.

Поэтому первоочередная мера — создание качественной правовой базы, на которой впоследствии выстроится эффективный экономический процесс. Разработка отдельного федерального закона для КМВ началась в прошлом году.

— Об актуальности и востребованности этого документа уже успели высказаться многие руководители — регионального, окружного, федерального уровней. По вашему мнению, способно ли принятие федерального закона решить перечисленные проблемы?

— Документ необходим, безусловно. Задумайтесь: сейчас юридическая база представляет собой порядка десяти нормативно-правовых актов, которые не в полной мере соотносятся между собой, а в чем-то даже противоречат друг другу. Часть документов — еще советского периода. Естественно, они устарели и не могут соответствовать современным требованиям законодательства.

Кстати, это уже не первая попытка навести порядок в регионе со стороны государства: проекты закона о Кавказских Минеральных Водах разрабатывались и раньше — в 1999 и 2003 годах — и даже проходили чтения в Госдуме, но приняты: не были. А их необходимость и тогда диктовалась, прежде всего, комплексом накопившихся на территории проблем, таких как отсутствие действенной системы управления, противоречие действующего законодательства особому статусу Кавминвод и т. д. В какой-то момент эти проблемы начали угрожать самому существованию КМВ.

Естественно, принятие закона — не панацея: здесь нужен комплексный подход. Мы можем законодательно ограничить возможность строительства тех или иных объектов в зонах санитарной охраны, но исполнять законодательство без участия муниципальных и правоохранительных органов не получится. Миссия закона — снять разночтения законодательства и предложить единые подходы к решению проблем, то есть создать основу для развития региона без угрозы для его уникальных природных лечебных ресурсов. Таким образом, принятие закона — только первый, пусть и очень важный, шаг в судьбе Кавминвод. Результат будет зависеть от тех, кто на местах: органов власти, правоохранителей, надзорных органов и обычных людей, которым небезразлична судьба КМВ.

— В какой стадии работа над законом находится в настоящее время?

— Сегодня существует редакция законопроекта с учетом изменений и дополнений, внесенных экспертным сообществом и населением Ставропольского края, Кавказских Минеральных Вод, Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской республик. В процессе работы документ пришлось разбить на три законопроекта, чего требует юридическая техника при подготовке законодательных актов. В итоге мы получили пакет из базового закона и двух законов-спутников: документы регулируют вопросы внесения сопутствующих изменений в Налоговый кодекс и другие нормативные акты. Законопроекты прошли процедуру общественного обсуждения и уже доработаны с учетом поступивших предложений, которые мы анализируем и соотносим с политикой ведения законотворческой деятельности в России. Впереди еще ряд согласований в федеральных органах исполнительной и законодательной власти, в комитетах Совета Федерации и Государственной думы. В августе планируется внесение законопроектов в правительство РФ, в октябре — в Госдуму.

— Какие силы привлечены к разработке закона? Гладко ли идет процесс? В рядах разработчиков царит единодушие, или существуют различные точки зрения относительно содержания документа?

— Без полемики, конечно, не обходится. Над законом работает масса экспертов: представители власти всех уровней, Федерального Собрания, бизнеса, науки, общественных организаций и объединений: ведь регион Кавминвод расположен на территории трех субъектов РФ и 16 муниципальных образований, у него уникальный природно-ресурсный, социально-экономический и научно-исследовательский потенциал. Сформированы также независимые экспертные группы, работающие параллельно — каждая в соответствии со своей профессиональной компетенцией, что позволяет сократить время подготовки документа и получить оптимальный результат. Спор — это нормальная процедура, но как бы бурно ни спорили, все объединены одной целью — сохранить и развить единственный в России уникальный курортный регион.

— На ваш взгляд, с принятием закона станет легче решать вопросы, связанные с развитием на территории Кавминвод инженерной и транспортной инфраструктуры, содержанием объектов исторического и культурного наследия?

— Важно понимать, что сегодняшние проблемы в Кавминводах копились долго, и не все они могут быть решены законодательно. Мы предполагаем, что законопроект должен дать ответ на основные вопросы: зафиксировать статус курортного региона и его границы, установить особые режимы охраны природных лечебных ресурсов с учетом уникальности территории, создать систему управления и экологической безопасности, учитывая особенности местной экосистемы, а также создать условия и стимулы для социально-экономического развития.

Естественно, деятельность министерства по развитию Кавминвод не ограничивается разработкой и принятием закона. Часть проблем, в том числе связанных с городской и курортной инфраструктурой, сохранением и содержанием природных и культурных памятников, можно решать и в рамках действующего законодательства: через реализацию федеральной программы социально-экономического развития КМВ. Этим мы также занимаемся.

Эффективная связка государства и бизнеса

—Какого участия в судьбе Кавминвод вы ждете от частного бизнеса? Рассматриваются ли проекты на основе государственно-частного партнерства? — Привлечение частного бизнеса — одна из наших ключевых задач. Часть законопроекта посвящена как раз созданию особых условий для привлечения дополнительных инвестиций в Кавминводы: это и налоговые льготы, и льготы по выплатам в социальные фонды и упрощенная процедура использования иностранной рабочей силы.

Председатель правительства РФ Дмитрий Медведев в своем недавнем докладе в Госдуме определил расширение финансовой и иной помощи проектам малого и среднего бизнеса в качестве одной из приоритетных задач государства. Таким образом, мы можем получить эффективную связку: государство поможет бизнесу, а бизнес поддержит инициированные государством проекты.

— Как вы считаете, можно ли надеяться на активность в проектах Кавминвод зарубежного бизнеса? Например, недавно министр РФ по делам Северного Кавказа Лев Кузнецов встречался с генеральным почетным консулом Итальянской Республики в Южном и Северо-Кавказском федеральных округах Пьером Паоло Лодиджиани. Ключевым вопросом стало обсуждение строительства на территории СКФО медицинского центра интервенционной кардиологии и кардиохирургии. В качестве площадки для его локализации Лев Кузнецов предложил Кавминводы. Кто еще, кроме итальянцев, проявляет интерес к российскому Северному Кавказу, и в каких сферах опыт иностранцев был бы для нас наиболее ценен?

— Нам интересен любой, не только итальянский, конструктивный опыт в курортно-реабилитационной сфере — мы открыты новому. В Германии, Франции, Венгрии ряд успешно функционирующих курортов специализируется на лечении и реабилитации — часть их наработок, безусловно, может быть востребована. Кстати, наши венгерские партнеры в нынешнем году приезжали в Кавминводы, чтобы сформировать представление о курортных объектах, которые будут рассматриваться ими на предмет перспективы инвестирования. Такое сотрудничество — также возможность обменяться опытом. Но не стоит забывать, что у самих Кавминвод опыт реабилитации, например, операционных больных весьма солидный — более 150 лет.

Курортология как наука зародилась в России, и передовые разработки в этой сфере по-прежнему сосредоточены у нас, поэтому курортное направление эксперты считают основным для развития территории. Однако мы ставим перед собой и другие задачи: обязательно должна быть туристическая составляющая и, безусловно, высокотехнологичная и высокоспециализированная медицинская помощь.

Тем самым мы решаем несколько проблем. Во-первых, в СКФО — реальная нехватка таких медицинских услуг, и больные, которым необходимо, к примеру, эндопротезирование, вынуждены либо долго ждать своей очереди, либо отправляться в Москву, Санкт-Петербург, а иногда и за границу. Таким образом, мы сможем решать проблему на месте. А во-вторых, после подобных операций необходимо пройти несколько этапов медицинской реабилитации — и здесь мы может задействовать санаторно-курортные учреждения КМВ, увеличив тем самым их заполняемость. Кроме того, важно понимать, что реабилитация пациентов в условиях уникального курортного региона всегда короче, эффективней и экономически более выгодна, чем в стационаре.

Мода на здоровье

— Консалтинговая компания McKinsey&Company провела опрос среди отдыхающих в Кавминводах. 80% респондентов на вопрос о цели приезда ответили: «Поправить здоровье», и только незначительная доля высказалась за активный отдых, экстремальный спорт и SPA-процедуры. Ставится ли цель исправить этот перекос? Какие ниши могут стать для КМВ основными?

— Это результаты исследования 2011 года, сейчас ситуация меняется. Но я бы, тем не менее, согласился с большинством. Исторически Кавминводы — именно курортная здравница. Вряд ли стоит изобретать что-то новое: использование Кавминвод в соответствии с их спецификой — самый эффективный и разумный подход.

Объем рынка медицинского туризма в мире оценивается сегодня в 500 млрд долларов в год, объем отрасли медицинского туризма — более 29 млн поездок в год с тенденцией ежегодного прироста на уровне 20%. Быть здоровым стало и престижно, и экономически обосновано, а курортное лечение, особенно профилактика, — оптимальный подход к сохранению своего организма. Но это не исключает развитие в Кавминводах смежных отраслей, позволяющих привлечь тех туристов, которые выбирают другие виды отдыха.

— Согласно другому опросу 90% россиян готовы отдыхать внутри страны. Однако только 15% из этого большинства хотели бы поехать именно в Кавминводы. В таком случае, как предполагается повысить популярность курорта? Планируются ли специальные имиджевые мероприятия, рекламные кампании?

— На самом деле, 15% — это немало. Сегодня заполняемость здравниц высока, а прошлым летом она была на уровне 100%. Вместе с тем, популяризация как региона Кавминвод, так и отрасли оздоровительного туризма в целом — одна из важных задач, которую мы перед собой ставим. Это и работа со СМИ, и с субъектами туристического бизнеса.

— Можно ли назвать основных конкурентов Кавминвод? Или же этот регион — «единственный и неповторимый»?

— Регион, действительно, неповторимый: аналогов по количеству сосредоточенных лечебных ресурсов нет не только в России, но, пожалуй, и за ее пределами. Например, сегодня во всем мире существует только 12 типов минеральных вод, и все они представлены на территории Кавминвод.

Здесь одно из лучших в стране месторождений лечебной иловой сульфидной грязи Тамбуканского озера, запасы которого — около 0,73 млн куб. метров — обеспечивают крупнейший в мире узел грязелечебниц. Здесь уникальный лечебный климат с оптимальными условиями теплового режима, высокой природной ионизацией воздуха, фитонцидным фоном парковых насаждений.

Как отмечал один из основоположников курортной науки Федор Гааз: «Край, где расположены эти воды, является самым целебным местом в России, а обладание им — бесценный дар, коим должно гордиться отечество. Свойства всех вместе взятых вод заграничных курортов (Баден-Баден, Виши, Перье, Карловы Вары и другие) можно с уверенностью приписать водам Кавказа». Конечно, по ряду позиций мы пока проигрываем западным конкурентам — по уровню сервиса, например, по состоянию инфраструктуры. Но этим как раз сейчас и предстоит заниматься.

— Если все запланированное удастся реализовать, какими вам видятся Кавказские Минеральные Воды через 5-10 лет?

— Уверен, через 10 лет в Кавказских Минеральных Водах будет работать передовая университетская клиника, вырастут новые санатории и гостиницы, будет развиваться фармацевтическое и косметическое производство. Среди задач на ближайшую перспективу: решить экологические вопросы и защитить природные ресурсы, привести в порядок инфраструктуру и внешний облик городов. Это непросто, но из любой ситуации есть только один конструктивный выход — вперед. Развитие творится людьми, и первая их задача — учитывать специфику края, чтобы эффективно выстраивать свою деятельность.

Кавминводы — уникальный исторический регион, созданный самой природой для восстановления здоровья человека. Соответственно, мы должны следовать его природному предназначению, сочетая традиционный подход с инновационными разработками. А законодательство, разрабатываемое сегодня для КМВ, должно заложить матрицу успешного развития территории.

Справка

Государственное значение Кавминвод быто утверждено 212 лет назад: 24 апреля 1803 года император Александр I подписал рескрипт «О признании государственного значения Кавказских Минеральный: Вод и необходимости их устройства». Кавминводы были признаны лечебным местом. В советский период регион стал популярной здравницей, которую посещали не только жители СССР, но и заграничные туристы. Указом президента РФ Бориса Ельцина от 27 марта 1992 года КМВ объявлены особо охраняемым эколого-курортным регионом Российской Федерации.

Экспертное мнение

Лариса Писаренко, глава г. Ессентуки, член экспертной группы Минкавказа России по разработке законопроекта о статусе Кавминвод:

— На мой взгляд, возможно, пессимистический, Кавминводы сами, наверное, не справятся. Нужна руководящая рука Федерации: у региона нет денег, нет какого-то объединяющего стержня. Если эта помощь не придет, у КМВ может не быть будущего. Очень важно, чтобы на регион сейчас обратили внимание: и на создание нового, и на сохранение того, что в нем уже есть. Природные ресурсы, по моему мнению, достаточные, что бы ни говорили. Нужно сосредоточиться на вывозе мусора, на его утилизации. С источниками все нормально — они самовосстанавливающиеся: необходимо просто немного упорядочить добычу. Однако нужно, чтобы был хозяин у непосредственно курортных территорий: ведь они, собственно, и составляют лицо КМВ.

Николай Истошин, заслуженный врач РФ, д. м. н., профессор, член экспертной группы Минкавказа России по разработке законопроекта о статусе Кавминвод:

— На мой взгляд, перспективы у региона есть. В первую очередь, необходимо сохранить основу и фундамент того, что в Кавминводах уже существует: это и гидроминеральные ресурсы, и само понятие курортный кластер. А параллельно развивать туризм и остальные направления — своего рода «подпорки» под главную идею, которая кормит жителей региона уже 212 лет. Обязательно должна быть туристская составляющая, и очень хорошо, если появится лечебный кластер, чтобы была возможность клинического лечения, а восстановительное лечение будет проводиться в санаториях курортного комплекса.

Если эти три звена объединить, будет крепкая цепочка. А я бы добавил еще и образовательный кластер, потому что без подготовки соответствующих специалистов ничего хорошего не получится, о чем неоднократно говорили и президент, и премьер.

Назад к списку