Размер шрифта:
А
А
А
Цветовая схема:
М
М
Шрифт:
A
A
Интервал:
0
0.5
1
1.5
Обычная версия

Министр Российской Федерации по делам Северного Кавказа Лев Кузнецов: «Наша задача — сделать Северный Кавказ экономически развитым регионом большой страны»

Обзор СМИ Северный Кавказ Вестник 3 Апреля 2015 1297
Для этого у округа имеются по меньшей мере три точки роста: сельское хозяйство, промышленность и туризм.

Для этого у округа имеются по меньшей мере три точки роста: сельское хозяйство, промышленность и туризм. Дополнительным импульсом к развитию СКФО послужит участие его предприятий в программах импортозамещения, считает глава Министерства РФ по делам Северного Кавказа Лев Кузнецов, давший нашему изданию эксклюзивное интервью.

Комплексный и взвешенный подход

— Лев Владимирович, весной прошлого года все социально-экономические вопросы Северо-Кавказского федерального округа были переданы в ведение Минкавказа России. Какие тактические и стратегические задачи удалось решить за этот период?

— Вы правы, министерство уделяет максимальное внимание, прежде всего, экономическим аспектам развития региона и в особенности таким отраслям, как АПК, промышленность и туризм. Большой потенциал также видим в строительстве, научной и оборонной сферах. Из решенных задач: с момента образования министерства нам удалось запустить в округе импортозамещающие программы, основанные на внедрении инновационных технологий в различных отраслях, вплотную заняться туристической отраслью.

— Вас назначили министром по делам Северного Кавказа в непростое для региона и страны время: замедление темпов роста ВВП, нестабильность на валютном рынке, «война санкций»... В этой связи усложнилось ли решение задач, связанных с активизацией экономических процессов и выполнением социальных обязательств в СКФО? Достижимы ли стабильность и динамичное развитие в отдельно взятом регионе? Какие точки роста вы здесь видите?

— Стабильность и развитие возможны в том случае, когда государство инвестирует средства в развитие территории наравне с частным бизнесом, то есть наша задача — сделать Кавказ привлекательным для инвестора. Вопрос, насколько это реально в кризисной ситуации. На мой взгляд, как раз кризис подталкивает Северный Кавказ раскрыть свои возможности в разных сферах экономики. Что касается приоритетов, то наш основной тезис: «У Северного Кавказа есть три точки роста: сельское хозяйство, промышленность и туризм».

Однако здесь необходимо пояснить: мы опираемся на эти три сегмента как наиболее сильные, способные своим динамичным развитием запустить процесс роста в смежных отраслях. В целом же, подход к разным сегментам экономики и социальной жизни комплексный и взвешенный: развитие должно быть по возможности равномерным.

В трех обозначенных областях — АПК, промышленности, туризме — уже реализуются программы импортозамещения. А импортозамещение в новых экономических условиях, как мы понимаем, и есть основной вектор развития для всей страны.

Главное условие жизнеспособности

— К вопросу об импортозамещении: субъекты СКФО заявили о готовности активно включиться в программу, называются десятки проектов в промышленности и сельском хозяйстве. Как вы считаете, какой вклад Северный Кавказ способен внести в производство продукции, альтернативной зарубежной? Какие товары могут быть замещены? При какихусловиях озвученные проекты окажутся жизнеспособными?

— Главное условие жизнеспособности — качество и конкурентоспособность выпускаемой продукции: именно такие предприятия будут интересны как государству, так и частному инвестору. На них и будет сделана ставка в рамках государственных программ.

Перспективных проектов достаточно много: только по предприятиям АПК перечень, составленный нашим министерством, в настоящее время включает 68 позиций, и он будет еще расширяться. Я бы сказал, что в сфере сельского хозяйства с импортозамещением напрямую связано будущее СКФО.

Самые разные сегменты сельхозпроизводства растут достаточно динамично, и у Северного Кавказа, соответственно, сегодня серьезный потенциал для инвестирования в агропромышленный комплекс. Причина роста не только в том, что местный климат благоприятен для этого вида деятельности: целый ряд хозяйств и предприятий используют современные технологии, что сказывается на качестве и количестве продукции.

То есть эти хозяйства потенциально готовы к выходу на продовольственный рынок страны. Но проблема в том, что продукция есть, а хранить ее негде, именно поэтому она не доходит до других российских регионов.

Например, производители вынуждены продавать фрукты и овощи по бросовым ценам у себя дома, в то время как в больших городах люди готовы платить больше за возможность купить натуральный продукт. Эту проблему предстоит решать в срочном порядке: строить и модернизировать хранилища и логистические центры, заниматься сельской инфраструктурой. Еще одна приоритетная задача — добиться такого качества российского продукта, которое будет соответствовать мировым стандартам.

— Северокавказская промышленность также предпринимает действия по повышению своей конкурентоспособности?

— Конечно. В Карачаево-Черкесии, например, завершается строительство фабрики по переработке шерсти и производству пряжи. В Дагестане выпускают косилки-измельчители для гористой местности. Там же выпускаются мотодельтапланы и сверхлегкие многоцелевые самолеты малой авиации. Кабардино-Балкария производит сложное цифровое медицинское рентгеновское оборудование: более 100 образцов уже отправлено в российские регионы. В Чеченской Республике скоро начнется строительство завода по выпуску быстромонтируемых опор на композитных стойках.

В предыдущие годы наблюдался рост оборонного заказа по ряду предприятий Северного Кавказа, сегодня эта тенденция сохраняется.

Что касается товаров, выпускаемых в рамках программ импортозамещения, то это продовольствие, фармацевтика, бытовая химия, широкий спектр продукции как бытового, так и специального назначения.

На равных с зарубежными курортами

— Среди наиболее перспективных для Северного Кавказа направлений и федеральные, и региональные руководители называют туризм. Однако если оценивать критически, пока в рамках туркластера СКФО успешно развиваются только два проекта — «Архыз» и «Приэльбрусье». Какой судьба туристической отрасли Кавказа видится вам?

— Курорты Северного Кавказа обладают значительным потенциалом в области как горнолыжного туризма, так и летнего. Туристический кластер СКФО, на мой взгляд, является одним из самых привлекательных объектов для инвестиций, в том числе потому, что в нынешних условиях многие наши сограждане, которые раньше, к примеру, катались на лыжах за рубежом, сегодня рассматривают варианты аналогичного отдыха в России.

Основные направления развития — это, действительно, «Архыз» в Карачаево-Черкессии, «Эльбрус» в Кабардино-Балкарии, а также «Ведучи» в Чеченской Республике. Но курорты не могут строиться быстро.

Результат 2014 года в Приэльбрусье: к горнолыжному сезону благоустроены и расширены трассы, повышена безопасность на склонах. Турпоток подтверждает эффективность этих мер: в горнолыжном сезоне 2015-го в Приэльбрусье побывали около 140 тыс. туристов — больше, чем весь турпоток за 2014 год, составивший 135 000 человек.

Рост цифр виден и по «Архызу»: с января по март 2015-го курорт посетили свыше 85 тыс. человек — это больше показателя аналогичного периода 2014-го (35 000 человек) в 2,5 раза. Сегодня уже очевидно, что «Архыз» сможет обеспечить внушительный турпо-ток, который и создает инвестиционную привлекательность отрасли.

В ближайшие годы «Архыз» и «Эльбрус» должны превратиться в курорты мирового уровня. Это означает наличие не менее 40 км горнолыжных трасс на каждом, не менее четырех горнолыжных подъемников общей протяженностью от 8 до 15 км.

Кстати, в Архызе и на Эльбрусе уже действует система искусственного снегообразования, а на Архызе есть и система освещения склонов. Эти системы позволяют продлить горнолыжный сезон и продолжительность дневного катания, что важно как для увеличения турпотока, так и для успешной конкуренции с зарубежными курортами.

— Оправдано ли возлагать на туристическую индустрию Северного Кавказа серьезные надежды, связанные, в том числе, с созданием большого количества рабочих мест?

— Создание рабочих мест также заложено в проект туркластера. Причем они будут созданы как непосредственно в туризме, так и в смежных отраслях. Обратите внимание на проект по созданию медицинского кластера в Кавказских Минеральных Водах. Многочисленные эксперты сегодня вступили в дискуссию на тему «Собственный медицинский кластер — утопия или реальность?». Это естественно, и такие вопросы не пугают тех, кто работает над проектом. Они понимают, что кластерная модель, в принципе, одна из ведущих экономических моделей развития территорий: кластер дает рабочие места, формирует более низкую цену на товары и услуги, позволяет выпускать качественный продукт.

Проектируя кластер, мы применяем мировой опыт, из которого следует, что в рамках кластера всегда появляются новые производства, складываются условия для динамичного развития науки, находит свою нишу малый бизнес. Кластер обеспечивает приток знаний и умений, большую социальную защищенность и, как следствие, повышение уровня жизни людей.

Кластерная модель — это возможность бороться с застоем на рынке труда через ротацию профессиональных кадров со всего юга России, а возможно, и со всей страны: кластер притянет новых специалистов, начнется обмен опытом на компактной территории, всегда приводящий к ее развитию.

Новая структура будет также способствовать изменению облика городов Северного Кавказа — экономический рост всегда влечет за собой качественные инфраструктурные изменения. Получится ли? Думаю, да.

В мировом опыте есть подобные примеры. Можно вспомнить, что чешские Карловы Вары прошли в конце прошлого века тот же путь, на который сегодня встают Кавминводы — направили турпоток внутрь страны, нашли иностранные инвестиции.

Однако главная точка роста нового кластера — это, конечно же, доверие и активное содействие населения. Без поддержки «снизу» никакие решения «сверху» не могут быть полноценно реализованы: люди должны сделать свой вклад в развитие. Это должно быть в полном смысле слова содействие, к которому мы приглашаем всех жителей макрорегиона.

Системная работа по улучшению имиджа

— В последние годы много говорится об улучшении на Северном Кавказе инвестиционного климата. Между тем, главным инвестором региона было и остается государство. Как вы считаете, реально ли в ближайшее время рассчитывать на приход сюда частных компаний: отечественных, а еще лучше зарубежных? Что для этого нужно сделать?

— Инвестора можно привлечь только качеством, которое всегда дает перспективы. Мы делаем ставку на внешние инвестиции, в том числе и зарубежные. Роль государства в процессе инвестирования, безусловно, велика: за минкавказом России, например, закреплена роль ответственного ведомства по отбору инвестиционных проектов, претендующих на получение государственной гарантийной поддержки. На мой взгляд, господдержки и госинвестиций бояться не стоит — это лишь первый шаг на пути к обретению пула частных инвесторов.

— В немалой степени успех инвестиционной и не только политики на Северном Кавказе зависит от имиджа региона. Об этом, кстати, очень много дискутировали на II форуме СМИ СКФО в декабре прошлого года. Наверное, в большей степени улучшению имиджа Кавказа способствует открытие новых предприятий, школ и больниц, выступления звезд мировой величины, молодежный форум «Машук», подготовка к 2000-летнему юбилею Дербента... Согласны? У вас и ваших коллег есть видение того, как сделать работу по формированию имиджа СКФО системной?

— Согласен. Мы живем в обществе, активно использующем инструменты медиа, поэтому имидж, действительно, очень важен: обязательно нужно искать то, что притягивало бы людей.

Имидж Кавказа необходимо менять. Причем не только за счет мероприятий, но и за счет реальных дел, в первую очередь. Мероприятия же — хорошая возможность показать результаты проделанной работы.

Существующий имидж СКФО двоякий: еще тянется шлейф таких штампов, как «безработица на Кавказе» и «дотационный регион», но в то же время очевидно, что в округе происходят перемены. Имидж меняется комплексно: через успешные проекты, яркие мероприятия, популяризацию культурного наследия и туризм. Но и внутри каждого из нас должна случиться перемена отношения к этому самобытному макрорегиону: нужно сделать над собой хотя бы минимальное усилие, которое приведет к желанию узнать что-то новое о Кавказе, а не воспроизводить чужие штампы.

Кстати, юбилей Дербента — это и есть системная работа по улучшению имиджа. Подготовка к празднованию — только старт масштабных изменений, которые сейчас начинаются в старейшем городе России. Юбилей — повод, позволяющий всерьез заняться проблемами Дербента на первом этапе, а далее — поиском его культурной ниши как в России, так и в мировом масштабе.

Северо-Кавказский молодежный форум «Машук-2015» с нынешнего года станет одной из основных площадок страны, где развернется целенаправленная работа с начинающими предпринимателями. Будут приглашены ведущие российские бизнесмены, которые, как планируется, помогут молодым предпринимателям в развитии их бизнеса в формате личных консультаций.

Чтобы создаваемый участниками форума бизнес оказался востребованным, республикам СКФО предложено составить своего рода государственный заказ на компетенции и сферы деятельности современного предпринимателя. Вот еще один пример того, как через инициацию мероприятий запускается процесс изменения реальной жизни.

Один раз увидеть

— В свое время Александр Хлопонин, назначенный первым полпредом президента в СКФО, рассказывал, что отложил ряд книг о Кавказе, прочитав которые, он рассчитывал лучше узнать регион и его жителей. Что или кто помогает в этом вам?

— Не хочется говорить дежурные слова о том, как «Кавказ повлиял на творчество и судьбы российских классиков». В современной России сложилась основательная школа кавказоведения. Это и московские ученые (например, группа из МГИМО, которая периодически делает очень хорошие публикации об истории Кавказа), и местные авторы. Некоторые их работы, в частности «Атлас этнополитической истории Кавказа» Артура Цуциева, выходят и пользуются успехом не только в нашей стране, но и на Западе.

Менее заметны, но, возможно, более полезны в прикладном смысле публикации социологов и экономистов, ведущих кропотливую повседневную работу «в поле», позволяющую нам лучше понимать, чем и как на самом деле живет Северный Кавказ. Но книги и научные публикации, конечно, не могут быть единственным помощником, тем более, что на их чтение объективно не хватает времени.

Знакомиться с СКФО и его жителями я предпочитаю во время поездок. Только прямое общение с людьми позволяет увидеть регион таким, каким его никогда не покажут ни официальные справки, ни сухие цифры статистики. У Кавказа есть определенный магнетизм: однажды попав туда, невозможно не почувствовать интереса.

— В нашем журнале есть рубрика «Один раз увидеть»: известные политики, бизнесмены, артисты, спортсмены делятся своими впечатлениями от посещения Северного Кавказа. Какие места на Кавказе произвели наиболее сильное впечатление лично на вас? Что вы уже увидели в регионе? Что обязательно хотите увидеть?

— Как правило, распорядок поездок в регионы очень плотный, на красоты и историю часто просто не остается времени. Но, конечно, производят впечатление как действующие, так и новые курортные площадки.

Прежде всего, мне запала в душу величественная красота горы Эльбрус — высшего пика Европы. Несмотря на ряд очевидных недостатков, это качественный и недорогой курорт для тех, кто умеет кататься на лыжах и сноуборде. К тому же он обладает приемлемой транспортной доступностью, сравнимой с популярными альпийскими курортами. Эльбрус — это бренд, известный с советских времен, а вскоре он начнет преображение до курорта мирового уровня в рамках проекта по созданию туристического кластера.

Приятное впечатление у меня оставило и катание на склонах Архыза. Этому курорту в Карачаево-Черкесии еще только предстоит реализовать свой мощный потенциал. Однако уже сегодня можно с уверенностью сказать: это, пожалуй, лучшее место для того, чтобы учиться кататься на горных лыжах или сноуборде на Северном Кавказе.

Свое обаяние есть у старинных курортов региона Кавминвод, хотя они и выглядят незаслуженно запущенными. Сейчас мы начали работать над тем, чтобы вернуть им былой блеск курортной столицы России.

Огромное впечатление производит Грозный и другие города Чеченской Республики, которые мы все сравнительно недавно видели разбитыми после войны. Теперь это новые, сверкающие, полные жизни современные города. Среди мест, где я уже побывал, — крепость Нарын-Кала — историческое ядро самого древнего из городов России Дербента.

Хотелось бы еще посетить старинные святилища в горах Осетии, некрополь и водопады в Даргавсе, ингушские башенные комплексы.

Успешен министр — успешен регион

— Как бы вы охарактеризовали свои взаимоотношения с руководителями северокавказских республик? По вашим ощущениям, кого они в вас видят в первую очередь: московского начальника, лоббиста региональных интересов, полноправного партнера в решении проблем территории?

— Мне сложно ответить на ваш вопрос, потому что это будет сугубо субъективная позиция. Я придерживаюсь мнения, что неправильно загонять живые отношения в рамки какой бы то ни было модели, будь то «московский начальник» или «полноправный партнер».

В жизни все намного сложнее и разнообразнее. Своих северокавказских коллег я знал и раньше, наши взаимоотношения не новы. Мне приятно, что меня адекватно восприняли, что видят во мне не дополнительную контрольную инстанцию, а человека, опыт и знания которого могут помочь донести ключевые идеи до центра и конвертировать потенциал округа в повышение качества жизни его жителей.

Главы регионов пользуются авторитетом, они прошли очень многое и умеют быть нацеленными на результат, они неравнодушны к своей земле. Я говорю им: «Я буду успешен как министр, когда будете успешны вы». Наверное, это и есть основная схема, по которой строятся наши взаимоотношения.

— Вряд ли вы сможете ответить на вопрос о том, надолго ли в СКФО. Тем не менее, какие задачи минимум и максимум вы ставите перед собой в должности министра по делам Северного Кавказа? И что будете считать главным результатом своей работы в регионе независимо от количества проведенных здесь месяцев или лет?

— Мне кажется, задача-минимум в какой-то степени уже решена — нам удается менять отношение к Северному Кавказу: как во властных кабинетах, так и у обычных людей, которые начинают лучше узнавать этот регион, тоньше чувствовать его проблемы, где-то сдерживать раздражение, а где-то проявлять симпатию. Задача-максимум — сделать Северный Кавказ тем, чем он заслуживает быть: экономически развитым регионом большой страны. Кавказ может стать аналогом европейских Альп — безопасных, ухоженных, процветающих.

Но если в Европе на то, чтобы сделать Альпы такими, какими мы привыкли видеть их на картинках, ушли десятилетия, то у нас есть шанс успеть гораздо быстрее. Особенно, если мы сможем правильно использовать знаменитый кавказский темперамент, любовь к своей земле, уважение к труду, почтение к старшим и, конечно, гостеприимство.

Назад к списку