Размер шрифта:
А
А
А
Цветовая схема:
М
М
Шрифт:
A
A
Интервал:
0
0.5
1
1.5
Обычная версия

Одес Байсултанов: список проектов на включение в госпрограмму огласят 19 декабря

Обзор СМИ ТАСС 15 Декабря 2016 522

Первая бизнес-конференция "Инвестируй в Кавказ!", проведенная вчера в Пятигорске информационным агентством ТАСС при поддержке Министерства РФ по делам Северного Кавказа, собрала на одной площадке всех, кто заинтересован в улучшении инвестиционного климата и экономики регионов СКФО.   

Инициаторы 23 проектов, претендующих на включение в госпрограмму "Развитие Северо-Кавказского федерального округа" на период до 2025 года, представили свои бизнес-планы и концепции предприятий на суд межведомственной рабочей группы, члены которой до 19 декабря определят, какие проекты получат финансовую поддержку региональных и федерального бюджетов.  

О том, когда начнется реализация инвестиционных проектов, включенных в госпрограмму, и какую роль в реализации госпрограммы будут играть корпорации развития регионов, в своем интервью ТАСС рассказал первый заместитель министра РФ по делам Северного Кавказа Одес Байсултанов.

 Сколько проектов, из представленных сегодня на бизнес-конференции "Инвестируй в Кавказ!", было презентовано ранее на семинарах-совещаниях в Ессентуках? Удалось ли инициаторам доработать их в соответствии со всеми требованиями, насколько успешно? И как, исходя из этого, можно оценить работу на местах?

— Я доволен работой регионов. За очень короткое время и региональным властям, и инициаторам проектов удалось достичь многого. Проработать проекты всего за два месяца, собрать всю необходимую документацию и подготовиться к столь серьезной презентации было очень тяжело. Поэтому качество самих проектов и работу регионов в целом я оцениваю очень высоко.

Вчера на рассмотрение межведомственной рабочей группы по отбору инвестиционных проектов для включения в подпрограммы по социально-экономическому развитию субъектов РФ, входящих в состав Северо-Кавказского федерального округа, было представлено 23 инвестпроекта.

Более половины из них — 13 проектов — в сфере агропромышленности. Это не только предприятия по производству и переработке сельскохозяйственной продукции, но и селекционный центр, агропромышленный парк, научно-производственный семенной кластер. Северный Кавказ сегодня имеет возможность реализовать свой огромный потенциал в импортозамещении, и проекты в этой сфере также были презентованы на бизнес-конференции.


Кроме того, у нас большие планы по созданию новых секторов производства, повышению доли промышленности в структуре экономики. В сфере промышленности уже представлены к рассмотрению комиссии восемь инвестиционных проектов, еще два проекта в сфере туризма.


Всего же в рамках отбора регионами СКФО предполагалось к рассмотрению 120 инвестиционных заявок на сумму свыше 318,5 млрд рублей, которые и были рассмотрены в ноябре на семинаре-совещании в Ессентуках.


Первичный отбор прошли 54 проекта на сумму, равную почти 52 млрд рублей. Но до презентационной площадки бизнес-конференции смогли дойти только 23. Эти проекты признаны наиболее эффективными и актуальными для Северного Кавказа сейчас, и, кроме того, власти регионов и сами инициаторы этих проектов смогли подготовить всю необходимую документацию, в том числе и грамотно составленные, проработанные бизнес-планы.


— Насколько велик вклад региональных корпораций развития в разработку проектов и в успешную работу регионов в целом?


— Корпорации созданы совсем недавно, но их вклад на сегодняшний день в некоторых случаях даже более существенен, чем работа регионов. Корпорации с ходу включились в работу, во многом благодаря тому, что в их состав включены люди, имеющие опыт работы в региональных министерствах экономического развития и в отраслевых ведомствах, которые не понаслышке знают инвестпроекты и специфику работы с ними.

Корпорации развития регионов уже на пути к тому, чтобы стать теми площадками, которые через три–четыре года, когда будет виден эффект от реализации первых проектов, смогут привлекать средства в регион. Сегодня, при включении в госпрограмму, им будет принадлежать 41% уставного капитала проектов, что позволит усилить контроль за расходованием целевых средств, а также именно через них будут проходить средства из федерального бюджета.

Таким образом, мы даем регионам дополнительные финансовые ресурсы, возможность долгие годы получать прибыль от единожды полученных средств за счет их возвратности и возможности реинвестировать. Говорят, что первый блин комом, но уверен, что мы справимся, и даже с учетом возможных неровностей в конечном счете итоги нашей работы в 2017 году дадут правительству все основания принять положительное решение об увеличении финансирования нашей госпрограммы в 2018–2019 годах.


 Сейчас можно прогнозировать, на сколько будет увеличено финансирование госпрограммы? И какой объем средств выделен по госпрограмме на 2017 год?


— Мы не хотим претендовать на большие ресурсы, чем те, что были обозначены изначально. Практика предыдущих лет предусматривала ежегодное сокращение всех статей расходов федерального бюджета на 10%. Это сокращение коснулось и нашей госпрограммы в 2015 и в 2016 году. Но, благодаря эффективной работе и ощутимым результатам в реализации проектов, которых мы хотим достичь, в будущем хотелось бы этого сокращения избежать.


А в следующем году на реализацию госпрограммы в СКФО предусмотрено 13,7 млрд рублей. В эту сумму входит и 3,5 млрд рублей — по 500 млн рублей для каждого субъекта — на реализацию инвестпроектов. Равные суммы будут выделены каждому региону, вне зависимости от численности населения и площади, чтобы обеспечить стартовые возможности. Но по итогам 2017 года неосвоенные средства могут быть направлены на проекты в других субъектах. Это стимул к качественной работе, поэтому и власти, и региональные корпорации максимально заинтересованы в успешной реализации проектов.


 Будут ли региональные корпорации развития выполнять другие функции, кроме участия в финансировании инвестпроектов?


— Конечно! Они будут также работать на привлечение инвестиций в свои регионы, что будет автоматически отражаться на инвестпривлекательности округа в целом.


 Рассматриваются ли варианты создания органа контроля региональных корпораций?


— В контроле, как и в любом другом деле, должна быть мера. Дополнительные контрольные органы, которые будут постоянно отслеживать работу региональных корпораций развития, созданы не будут.


Тем не менее все корпорации заключают соглашения с АО "Корпорация развития Северного Кавказа", которое не контролирует региональные корпорации, но в форме рекомендаций и через Министерство РФ по делам Северного Кавказа воздействует на регионы и корпорации, чтобы они правильно вкладывали финансовые средства, исходя из той политики, которая у нас в стране ведется. Ни один проект из претендующих на включение в госпрограмму не получит ни рубля без экспертизы и одобрения Минкавказа и межведомственной группы.


Далее — проект должен работать и развиваться, и дополнительно контролировать его не совсем правильно. Кроме того, корпорации развития регионов, владеющие 41% средств проекта, и инвестор, имеющий остальные 59%, сами заинтересованы в рентабельности и эффективности проекта, а не в финансовых потерях и банкротстве.


 Более половины проектов, которые были представлены в Пятигорске, входят в агропромышленный комплекс. Будет ли в дальнейшем попытка сделать упор на создание и развитие предприятий в других сферах? Например, в сфере легкой и пищевой промышленности.


— Безусловно, и у нас уже немало проектов в других отраслях. Они также реализуются совместно с частными инвесторами. Так, АО "Курорты Северного Кавказа" в туристическом кластере занимается развитием курортов "Архыз" в Карачаево-Черкесии, "Эльбрус" в Кабардино-Балкарии, "Ведучи" в Чечне и "Матлас" в Дагестане.


Корпорацией развития Северного Кавказа в числе стратегических приоритетных проектов определено несколько производств. Это и медицинский кластер на территории Кавказских Минеральных Вод стоимостью 162,1 млрд рублей, и Каспийский транспортно-логистический комплекс, который даст большой толчок развитию торгово-экономических связей коридоров "Север — Юг" и "Запад — Восток", промышленного, агропромышленного и транзитного потенциала российских регионов, в особенности субъектов СКФО.


Сейчас мы начали разработку стратегии развития портов Каспия по поручению президента, и до 1 марта мы должны ее представить. Соответственно, нужно провести тендеры, которые мы сейчас уже прорабатываем. Участвуют в разработке и Минкавказ, и Аналитический центр при правительстве РФ, и КРСК, и научные учреждения. После конкурса будет понятно распределение функций и обязанностей, а до 1 марта под руководством Минкавказа будет разработана стратегия и в самом правительстве, я надеюсь, она будет принята.


По поручению президента планируется возобновление разработки Тырныаузского вольфрамо-молибденового месторождения в Кабардино-Балкарии. На сегодня общая потребность в инвестициях по этому проекту — порядка 20 млрд рублей. В том числе около 5 млрд рублей составляет стоимость внешней инфраструктуры проекта, которую предполагается построить за счет государства, и порядка 14,5 млрд рублей — капитальные вложения в проект, которые предполагается осуществить за счет средств инвестора.


Отмечу, что запуск производства на Тырныаузском месторождении позволит создать собственную сырьевую базу для предприятий госкорпорации "Ростех" и оборонно-промышленного комплекса страны, обеспечив ресурсную независимость высокотехнологичных и оборонных отраслей страны. Также создание почти 1100 рабочих мест, которое повлечет за собой возрождение производства на месторождении, значительно улучшит социальную ситуацию в регионе.


И это кроме того, что в подпрограммы субъектов будут отобраны наиболее жизнеспособные, эффективные инвестпроекты.


Но важно не только создавать инфраструктуру, но и наполнять ее высококлассными специалистами, а их не обучить за год. Необходимо решать и вопросы предоставления жилья, создавать инфраструктуру, социальные учреждения. Иначе у нас появятся большие и мощные пустующие здания, которые станут памятниками бездарному управлению. А хотелось бы спустя 10–15 лет проехать по Кавказу и увидеть, что то, что мы начали сегодня, работает и развивается.


 Что станет с проектами, которые не войдут в госпрограмму?


— Для инициаторов проектов и для самих предприятий, которые не войдут в госпрограмму, ничего страшного не произойдет. Можно, конечно, было бы запустить и поддержать все проекты, но если они не прошли отбор, значит они не продуманы. А непродуманные и "сырые" проекты все равно потерпят фиаско и не принесут пользы ни самим инициаторам проектов, ни регионам, ни министерству.


В 2017 году, когда мы будем прорабатывать 2018 и плановый 2019 год, они могут быть включены в госпрограмму при условии доработки проекта с учетом замечаний межведомственной рабочей группы.


Мы готовы так или иначе поддержать все проекты, но мы не допустим того, чтобы кто-то создавал производства только для того, чтобы земля или место в производственной нише не достались конкурентам. Трата сотен миллионов и строительство дублирующих друг друга предприятий в каждом регионе, которые не будут загружены в полную силу, для региональных и федерального бюджетов обернутся миллиардными потерями.


После банкротства предприятия, помимо финансового ущерба, это, опять же, пополнение рядов безработных. Поэтому проекты должны иметь продуманную логистику и соответствовать требованиям, заложенным в нашей программе, быть экономически целесообразными для региона, для всего округа, для страны.


 Когда состоится подведение итогов бизнес-конференции и будет сформирован окончательный список проектов, которые войдут в госпрограмму? Когда начнется их непосредственная реализация?


— Мы сформируем такой список в конце этой недели, а огласить его планируется 19 декабря. Но реализация этих проектов не начнется сразу же в январе 2017 года. До 1 марта мы должны будем направить субсидии в регионы. После должно пройти какое-то время, чтобы регионы внесли изменения в свои бюджеты, приняли их и направили средства в корпорации развития субъектов, докапитализировав их таким образом. В моем понимании, реальная работа по реализации проектов начнется где-то в конце апреля — в середине мая 2017 года. 

Назад к списку