Размер шрифта:
А
А
А
Цветовая схема:
М
М
Шрифт:
A
A
Интервал:
0
0.5
1
1.5
Обычная версия

Одес Байсултанов: главная задача – развить инфраструктуру и отладить логистику

Обзор СМИ ТАСС 19 Сентября 2015 800
Одес Байсултанов: главная задача – развить инфраструктуру и отладить логистику

Мероприятия, приуроченные к 2000-летию Дербента показали, насколько велик потенциал древнейшего города как в сфере туризма, так и транспорта, логистики. Заместитель министра по делам Северного Кавказа Одес Байсултанов в интервью ТАСС рассказал о возможных направлениях развития города и региона, степени участия государства в реализации проектов и привлекательных для инвесторов условиях.

- Начнем с празднования юбилея Дербента. Это уникальное место для всей человеческой цивилизации. Значимость его подчеркивал и президент Путин. Но юбилеи, праздники заканчиваются. Но, насколько я понял, у вас есть планы не останавливаться на уже сделанном по реконструкции города. Что еще планируется сделать в Дербенте?

- Да, по Дагестану и Дербенту достаточно много сделано. Но еще больше предстоит сделать. Указом президента мероприятия по празднованию юбилея продлены до 2018 года. Исходя из этого и формировалась подпрограмма по Дагестану. На данный момент в нее попало восемь объектов в основном социальной инфраструктуры. Планируется построить школу на тысячу мест, два детских сада, поликлинику - она где-то на 800-1000 посещений в смену. Это и очистные северные и южные сооружения. Север уже реализовывается, по югу еще предстоит работа. Общая сумма, которую мы по подпрограмме заложили - чуть больше 4 млрд. Но это будет еще корректироваться.

При этом важно, что в рамках обновленной госпрограммы по СКФО главный упор будет делаться на реальный сектор экономики. И это правильно, так как у всех субъектов Северного Кавказа есть большой потенциал для роста доходов. Надо уйти от дотационности, перейти хотя бы на самообеспечение - это наша главная задача.

Исходя из этого мы будем включать в программу объекты транспортной инфраструктуры, объекты переработки промышленного и агропромышленного сектора.

В связке с министерством будет работать и "Корпорация Развития Северного Кавказа", "Курорты Северного Кавказа" и Ассоциация "Северный Кавказ".

Очевидно, что мы будем уделять особое внимание Дагестану исходя из того, что это крайний, южный форпост России. Мы сейчас находимся в Дербенте, который исторически охранял этот форпост тысячелетиями. И мы должны внести свою лепту в это созидательное дело.

- Дербент, очевидно, имеет сильную привлекательность для туристов, но это направление нужно развивать. Кто должен вкладываться? По-прежнему государство? Или есть заинтересованные крупные частные инвесторы? Или в приоритете малый бизнес?

- Давайте говорить прямо. Инвестор сюда не пойдет, пока мы не создадим хотя бы минимально необходимую инфраструктуру. Место это - да, уникальное. Возьми любую религию - они все имеют здесь глубочайшие корни. Иудаизм, христианство, мусульманство комфортно уживаются веками на одном маленьком кусочке земли. Хороший пример для всей страны, да и остального мира.

Шикарное море, чисто. Оно не загрязнено производством, для туризма это отлично.

Мы все наслышаны о Великой Китайской стене. В Дербенте есть также выдающаяся стена - 42 километра в сторону гор. Очень печально, что об этой достопримечательности мало знают не только в России, но даже и в Дагестане. А история этого места колоссальна. Это место, где появились первые мусульмане на территории России, здесь захоронены первые 40 мусульманских мучеников. Здесь уникальный Самурский лес, это настоящие тропические джунгли с лианами в наших широтах. Водопады, много родников, есть родоновые источники. Но об этом мало говорят, как сейчас принято говорить, бренд не раскручен.

Транспортной инфраструктуры, логистики нет. Все это наладить и создать Дербент, да и Дагестан, самостоятельно, без поддержки государства не могут.

У нас есть два больших субъекта в СКФО - Ставрополье и Дагестан. Для нашего сотрудничества с внешним миром, по логике, Дагестан приоритетен для азиатско-арабского направления. Для развития торговых отношений с другими частями света - Ставрополье, там ближе. Для начала нужно прописать правильную концепцию.

Для кого может быть интересен Дагестан как туристическое направление? Конечно, для всех. Возьмем азиатско-арабских гостей. Здесь и еда - халяль, такую пищу хотят видеть наши гости с Востока.

Если брать Казахстан, для них с Дагестаном выгодная логистика поставки грузов в Европу. На 12 дней сокращается путь морем через Каспий.

Сейчас нам надо сконцентрироваться на развитии реального сектора экономики. И здесь ключевая роль будет у государства. Как гарант прав инвестора, государство должно ему обещать, что он не потеряет вложенное на каком-то этапе, что запущенные программы не превратятся в долгострой.

Иногда ситуация складывается так, что в регионы поступают федеральные средства, их осваивают и ждут следующей инъекции. Минкавказ предлагает иное.

Давайте сделаем так: на начальную инфраструктуру и развитие - где-то 40% - на это деньги даем мы, государство. Но остальные средства инициатор проекта должен будет найти сам: будь то деньги из региональных бюджетов или кредитные средства, или деньги частных инвесторов.

И Кавказ, впрочем, как и часто бывает, идет первым в вопросе, как пилотный. Но чтобы регионам было проще привлечь тех самых инвесторов, мы им помогаем, в том числе посредством наших ключевых инструментов с госучастием, которыми являются КРСК и КСК. По сути они выступают связующим звеном между частными и государственными интересами развития. В сфере туризма мы уже мощно развиваем три больших курорта: Ведучи, Архыз и Эльбрус.

Более того, существующие инструменты субсидирования процентной ставки могут быть дополнены возможностями КРСК. То есть инвесторы занимают у банков, и самое сложное сейчас - это процентная составляющая, и КРСК сможет эту процентную ставку субсидировать.

Для отбора подобных проектов будут несколько фильтров: рентабельность, сроки реализации и окупаемость. Еще важно, что проекты не должны конкурировать, наоборот дополнять друг друга, то есть развиваться согласованно по всему федеральному округу.

То есть мы сейчас выстраиваем логическую систему экономического взаимодействия региона.

Смотрите, какая сейчас ситуация. В каждом регионе в округе есть десятки консервных заводов, каждый хочет построить цементный завод, построить еще какой-нибудь завод. Никто ни с кем этих проектов пока не согласовывает. До конца не продумывается, куда пойдет продукция, нужна ли она в таком объеме, есть ли, где брать сырье и энергию. В итоге получается завод построили, отчитались, рабочие места обеспечили, а дальше - как пойдет.

Мы в рамках госпрограммы будем выстраивать всю эту логику новой промышленности СКФО.

Вот в качестве примера Каспийский стекольный завод. Завод шикарный, там новейшее оборудование, лучшее в Европе, а он на грани банкротства. Не была продумана логистика, своего карьера нет, энергия дорогая. Они взяли валютный кредит. В докризисной ситуации они бы справились, а сейчас долг из-за курсового скачка практически удвоился. И мы можем потерять уникальный завод, ведь если стекольную печь остановить, потом производство не восстановить, ее можно выбросить. Мы сейчас ведем переговоры с ВЭБом, чтобы решить эту проблему.

Нужен анализ, мониторинг, общий план: где какое производство нужно, где есть возможность его развивать. Иначе мы будем иметь много красивых новых заводиков, но в сложных экономических условиях они будут висеть обременением на субъекте или на всей Федерации.

Поэтому у Министерства по делам Северного Кавказа главная задача в госпрограмме - сделать так, чтобы непродуманных, дорогих объектов-игрушек не было. А были бы реальные дела, которые будут наполнять бюджеты всех уровней, одновременно создавая рабочие места. Тогда будут решаться и социальные проблемы. Надо научить людей самим зарабатывать, ведь для этого на Кавказе есть все необходимое.

Термальные источники могут обеспечить теплом тысячи теплиц, месторождения у нас есть. Также как есть возможность обеспечить для туристов уникальный отдых: на лыжах покатался в горах, спустился в долину, искупался в море.

Баден-Баден знает любой, Минводы - далеко не все. А у них там всего четыре источника с лечебной водой, у нас - более 100. Но там культура подачи этого бренда и сама инфраструктура так построены, что люди едут и тратят деньги. Мы будем развивать Кавминводы, сделаем курорт точкой роста как туризма, так и медицины. На Кавказе есть возможность проведения любого вида реабилитации: кардио-, опорно-двигательного аппарата и других.

Наша задача - дать людям удочку и научить их ловить рыбу, образно говоря.

И возвращаясь к Дербенту, если немного наладим здесь инфраструктуру, люди поедут.

- Но сейчас добраться до города пока непросто. Мы это на собственном опыте проверили. Какие конкретные шаги вы планируете в исправлении транспортных проблем?

- Минкавказ сам по себе дорогу построить не может, не в наших полномочиях. Но сейчас по поручению Дмитрия Медведева готовится проект постановления, который даст нам право "второго ключа" по согласованию всех отраслевых программ развития на Кавказе. Их где-то около 30. Соответственно, имея возможность влиять на них, мы автоматически имеем слово в каждой из них. Это должно помочь нам решить те вопросы, о которых мы говорили.

Начнем, конечно, с транспортной доступности. Сейчас плотно прорабатывается вопрос строительства в Дагестане нового, современного аэропорта. Это структуры Керимова.

Хочу также добавить, что уже согласовано выделение средств на строительство набережной в Дербенте. Ведь это же морской город. А морской город без красивой набережной - это нонсенс. Мы можем гарантировать, что проект будет осуществлен, тем более в вопросах развития города до 2018 года получена поддержка вице-премьера Александра Хлопонина.

- Кавказ славен своими аграрными традициями. Был во всяком случае. Вы пытаетесь развивать эту отрасль и сейчас. Недавно стало известно, что вы совместно с инвесторами строите логистический центр в районе МКАД, чтобы поставлять свежие и недорогие овощи с Кавказа в столицу и другие города. Как вы это собираетесь делать?

- Кавказские продукты в Москве присутствуют и сегодня в большом объеме, но до москвичей они доходят совсем по другим ценам, чем те, что есть здесь. Здесь скупаются за копейки, а там - многократные накрутки. Мы обсудили внутри министерства, получили поддержку курирующего вице-премьера Александра Хлопонина. Глава Дагестана Рамазан Абдулатипов выступил с инициативой и написал письмо Владимиру Владимировичу. Было дано поручение. Мы утвердили инициативу в КРСК, нашли партнера в Москве. В итоге с ним договорились о том, что мы берем на себя создание нового типа складских помещений с новейшими технологиями сохранения свежести овощей и транспортную компанию, которая будет доставлять продукты. Их мы собираемся без посредников поставлять на рынок. Проект уже в высокой степени готовности. Это 60 тыс. кв. м. Есть там и центр, рассчитанный на обработку 4 тыс. тонн груза в сутки. Так что мы сделали транспортно-логистическую увязку.

Что касается вопроса, сможет ли Кавказ обеспечить такое количество продуктов, то да, и с запасом. В агропромышленном спектре у нас всегда все было в порядке, просто не хватало рынка сбыта, почему и спад был в 90-х. В советское время были системы планирования и реализации, потом их не стало. Мы хотим создать что-то похожее, но с учетом современных реалий.

Сейчас на московском рынке где-то 3% занимают кавказские овощи и фрукты. На 100% мы не претендуем, это было бы глупо. Но занять достойную нишу чистым экологически продуктом - это было хорошо.

- Какая ниша была бы достойной?

- Я считаю, что сначала было бы хорошо 10-15% рынка. Это мы в состоянии закрыть. Мы свою статистику ведем. Или вот другой продукт. Вы задумывались, откуда в Москве столько халяльного мяса? Для такого количества нужно все Подмосковье заполнить таким специфическим производством. Вы это видели? Сколько халяльных хозяйств в Подмосковье? А сколько продают? Цифры не сходятся. А на Кавказе такие возможности есть.

- Нужно ли при этом учить местных производителей культуре производства? Я видел, как везут виноград, собранный в открытом кузове грузовика, там же огромные потери.

- Вы знаете, ничему особо учить не надо. У нас сейчас получается переизбыток продукции, того же винограда. Его с минимальной прибылью сдают на перерабатывающие заводы. То есть производителям не принципиально качество в условиях отсутствия спроса фактического. Как только он появится, поверьте, он будет трястись над каждой гроздью или помидором. А сейчас что он красивый, что помятый привезет, все равно получит свои три копейки. А если будет рынок сбыта и места хранения, - тогда другое дело.

Много заводов сейчас стоит, кому немного не хватает оборотных средств, кому инвестиций для завершения проекта, в целом, у нас есть не только возможность, а и обязанность перезапустить перерабатывающую промышленность. Так давайте дадим людям эту возможность. Это касается всех отраслей производства. Главная задача Министерства по делам Кавказа - наладить экономику региона. Этим мы и занимаемся.

Беседовал Георгий Каптелин

Назад к списку